Ouran High School Host Club - Клуб свиданий Орана

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Фанфики

Сообщений 121 страница 140 из 140

121

Ootori Kyoya

Хорошо, не буду.

Вот и прекрасно. Сейчас выложу)

Самуро

Ясно.

0

122

Summary: The Host Club visit Haruhi on a Saturday night and it takes a disastrous event for them to realise what she means to them.
Rating: Not recommended for reading for the very sensitive people.
Genre:Sad

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

It was Saturday night, Tamaki decided to drag the whole club along to visit Haruhi.

‘Her father is out working. How can I leave my poor daughter all alone on a dark night like this?!’

I don’t know why everybody else has to come or are you still too nervous to visit her house by yourself?’ Tamaki blushed at Kyouya’s blunt remark, he came anyway as he had a secret crush on Haruhi although he hid it very well.

Haruhi was just preparing her dinner as the door bell rang. She sighed when she opened the door revealing the Host Club.

‘We came to keep you company!’ sang Tamaki.

‘I’m used to staying on my own and now I’ll have to go to the supermarket to get more food, I don’t have enough to feed you all.’ ‘Oh! We’ll come with-’ ‘No! I’ll get it done faster if I go by myself.’ Tamaki retreated to the corner to grow mushrooms and sulk.

Haruhi grabbed her purse had slammed the front door behind her. She was NOT happy about having her relaxing evening interrupted and walked along the dark street to the supermarket muttering about the ‘Rich Bastards’ and ‘Don’t they have enough money to feed themselves?’ She was so annoyed and wrapped up in her thoughts to notice the second footsteps following behind her, even if they were slightly faster than hers. A minute later when she was arriving at the supermarket she heard the footsteps and hissed angrily ‘Senpai, go home I told you I wanted to come by myself.’ The footsteps stopped and Haruhi entered the store. Ten minutes passed and a shadow waited patiently for the pretty girl it saw earlier to emerge.

Haruhi exited the shop carrying two shopping bags, grumbling now about the money the ‘Rich Bastards’ owed her and thought whether Kyouya would shorten her debt instead. Yeah right! She laughed quietly to herself. The something made her uneasy; she could feel warm breath on her neck. Angrily she swivelled round, ‘Senpai, if that’s y-‘she was silenced by a grimy hand over her mouth. The shopping bags dropped to the pavement spilling their contents everywhere.

‘’Ello princess, what’s a pretty girl like you doin’ out ‘ere by yourself, you could get hurt,’ the grinning yellow teeth said patronisingly to her then with one hand firmly over her mouth he used the other to try and unzip her jeans. In a sudden panic Haruhi shoved back the man and escape. She didn’t get very far, a pain stabbed through the lower half of her chest.

‘Now look what you made me do,’ tutted the evil grinning man, ‘I was going to have some fun and leave you unharmed, your no used to me anymore, have a nice night’ he giggled slightly manically to himself before being swallowed by the shadows.

Haruhi looked down to where the pain was coming from; red was blossoming across her t-shirt. A stab wound had punctured her left lung, her breath became more and more ragged and she gasped for whatever breath she could. Haruhi’s legs shook, she wouldn’t be able to shout for help and she was feeling dizzy but she forced herself to concentrate and look at her surroundings. She was only half a minute from her house.

In Haruhi’s house

‘What’s taking her so long, I’m hungry,’ whined Kaoru.

‘Maybe she’s choosing a cake for us,’ suggested Huni happily who was skipping around the room with Usa-cha an old bear he had found in Haruhi’s bedroom.

Then there was a thud/knock at the door.

‘Maybe she forgot her key,’ Hikaru thought out load as he opened the door. When he opened it he saw Haruhi (who is covered by shadow) leaning against the door frame with one hand.

‘Where’s the food?’ asked Hikaru then saw the way she was swaying and her laboured breathing, ‘Hey! Are you ok?’

Haruhi collapsed into the room only just caught by Hikaru. The Host Club immediately gathered round and grabbed Haruhi. Hikaru yelped in surprise when he looked at his hand stained with blood. Mori turned Haruhi over and they saw the stain spreading over the fabric of her shirt. Kyouya was already calling an ambulance and Kaoru was shaking Haruhi gently trying to make her focus her eyes and tell him what had happened. All that came out of her mouth when she tried to speak were small trickles of blood.

3 minutes later

Haruhi’s already seemingly lifeless body was being lifted into an ambulance, all of the boys were forced to follow behind in a car. It was silent in the Rolls Royce, apart from the occasional whimper from Huni. Silent tears were streaming down Tamaki’s face as he remembered all of the blood. The twins were hugging each other for comfort and both Mori and Kyouya stared absently ahead of them as they battled with their sadness in their heads. They all realised in the minutes between Haruhi’s house and the hospital that they loved Haruhi and they were going to loose her.

Haruhi POV

I can’t see properly. What are the blurry figures swimming in front of me? Are they angels? Am I dead? I can’t feel anything so I must be dead but I keep hearing my name being yelled, I recognise the voices but I can’t remember who they are. I can’t remember my name. Slowly I forget everything, I see my mother’s face then I am plunged into darkness.

Fujioka Haruhi

Age: 15

Time of death: 06/12/04 1:26 am

Place of death: Heartfields Hospital

Cause of death: Stab wound in the left lung.

0

123

омг  я конешн англ знаю но на перевод меня не хватает...

0

124

Makio Arika
Без завязки, без сюжета, без смысла, уж простите. Мне не понравилось.

0

125

Ootori Kyoya

Ну, ничего не поделаешь, раз не понравилось.

0

126

Author: InweTinuviel
Fiction Rated: K+ - English - Romance/Drama - Mori & Haruhi

Aishiteru means I love you

Please…please don’t let me be too late! Hayuki thought as she raced past the stationary cars. Her heart thumping loudly in her chest, it was as loud as the thunder rumbling in the sky.

Her heart gave a slight leap as she spotted the car she was looking for. No! She thought as the car began to move... She was less than ten meters away; she quickened her pace.

Five meters…the car was slowly gaining momentum but she still could catch it. Her fingers outstretched as she reached to touch the vehicle.

Two meters, the car was slowly putting distance between them.

No! Her mind screamed.

“No! Takashi!” She yelled as she tried desperately to catch up with the car.

I’m not going to make it…

Suou Tamaki woke up in his splendid room; he smiled as a wonderful idea came to him.

“The host club is going to the amusement park today!” he exclaimed dramatically as his inner-mind theater starting rolling.

“Senpai…I’m scared of the rollercoaster…”Haruhi said softly as she tugged on his sleeve, looking at him with her wondrous big brown eyes.

“Fear not, my daughter!” Tamaki said as he puffed out his chest, extending his hand. “I, as your father, will protect you.”

“Senpai…”Haruhi replied as she smiled sweetly at him, pressing her head against his chest.

“Haruhi…”

“Haruhi? Milord, are you thinking perverted thoughts about her again?” a voice droned on the other end of the phone. Tamaki didn’t realize that he had called the devil twins while his inner-mind theater was playing.

Tamaki’s face grew red, “O-Of course not! I will never think such audacious thoughts about my lovely daughter!”

“Hai, hai…why are you calling us at…Kaoru…what time is it?” A muffled voice replied before Hitachiin Hikaru said, “7.30am in the morning.”

“The Host club is going to the amusement park!” Tamaki proclaimed.

“Amusement park?” Hikaru scoffed. “Milord, amusement park is for kids. We’re past our childhood.”

Tamaki’s voice quivered. “Childhood? All the more we should go! We must make up for Haruhi’s lost childhood of not visiting an amusement park!”

Hikaru deadpanned, then again, going to the amusement park and spending a whole day with Haruhi…

“You’re right milord! We should make up for Haruhi’s lost childhood.”

Tamaki blinked, Hikaru was agreeing to his suggestion? But the shock lasted for less than two seconds before he exclaimed excitedly.

“We shall meet at Haruhi’s house in one hour time’! We will surprise her! I’ll call the rest of the host club!” And with that he hung up the phone.

The host club arrived at Haruhi’s apartment one hour later, it had started drizzling slightly and Tamaki was having a meltdown about Haruhi not getting to enjoy a real time at the amusement park. Obviously he had not heard of indoor amusement parks.

“Are we going up to get Haruhi?” Hikaru asked bored.

Ootori Kyouya glanced out of the limo’s window. “Hm…there seemed to be someone outside of Haruhi’s apartment.”

Tamaki stopped his speech about how the rain is going to spoil their day to turn to his friend.

“Who is it?” Tamaki asked as he scooted over to see for himself. Kyouya was right, there was someone wearing dark-coloured pants and a hoodie sweater with the hood pulled over his head. Tamaki couldn’t figure out who it was, then his over-dramatic self took over.

“What if it’s a burglar? Or a killer out to kill my precious daughter! I would not let it happen!” Tamaki announced as he leaped out of the limo and headed up to Haruhi’s apartment.

“Milord!” the Hitachiin twins said together.

“We better follow him,” Kyouya said as he exited the limo with the other host club members.

Tamaki was upstairs as he saw the stranger in front of him. He was raising a hand to the door while another one was reaching inside the sweater. Tamaki’s eyes grew big as he thought of the worst case scenario. Without much thinking, he launched himself at said person, determined to protect his daughter from harm.

The stranger turned to him when he heard Tamaki running. Said person shrieked as both of them went down with the stranger’s back hitting the floor painfully.

“Who are you?” Tamaki demanded as he lifted the person up and grabbed a fistful of the sweater, his other hand holding the stranger’s wrists. If Tamaki had stopped and think, he would have realized that the stranger had a rather high-pitched voice and small wrists. But alas! Haruhi’s safety was the only thing that filled his mind.

“W-What are you doing?” the person cried as he tried to free himself.

“Tamaki…” Kyouya said as the rest of them arrived to find Tamaki holding the stranger captive.

The person struggled, as he did, his hood came down. There was a shock silence as the host club took in the face of the stranger.

Tamaki was taken aback himself as he gaped at the stranger.

“Let me go…” the girl demanded as she tried desperately to free herself.

“Ha-Haru…Haruhi?” Tamaki said in astonishment. The girl he was holding bear an uncanny resemblance to his daughter, except that she was slightly taller, her brown hair was not the boyish cut that Haruhi sported but falling just below her shoulders. Her eyes were the exact same shade of brown that he fantasized staring into.

“Senpai?” a familiar voice said.

Seven heads turned to the source of the voice. Fujioka Haruhi was staring at them, wondering why they were doing here.

“Haruhi!” Tamaki said as he let go his captive, the sudden release caught the girl off guard as she stumbled backwards, losing her balance.

Oh no she cringed as she waited to hit the floor for the second time. But somehow it never came; instead she felt something stopping her in mid-fall. She cracked open her eyes, to find herself staring into a pair of serious dark grey almost black eyes. She blinked before blushing, she realized that the person had caught her and one of his arms was around her waist while hers were extended outwards. It looked as if he had just dipped her.

“Are you ok?” he asked in a deep voice.

“Erm…I think so,” she mumbled as he righted her. She straightened her clothes as she looked at the group before her. They were all staring at both of them, she felt really uncomfortable, having never gotten used to being the centre of attention.

“Onee-sama?”

The girl glanced up and met the familiar pair of brown eyes.

“Hai, Haruhi-ch..um...Haruhi,” she replied awkwardly.

“Onee-sama?” a collective echo resounded in disbelief.

“Haruhi, since when do you have a sister?” Hikaru and Kaoru asked.

“Since I was a baby,” Haruhi replied dryly.

“Haruhi! How come you never tell your father that you had an illegitimate sister?” Tamaki said tearfully as he clapped Haruhi’s hands between his.

“Excuse me? I am not illegitimate,” the girl said indignantly, putting her hands on her hips.

Haruhi let out a sigh, “Everyone, this is my older sister, Fujioka Hayuki. Onee-sama these are my- schoolmates.”

“Schoolmates?!” Tamaki echoed thunderstruck at being referred to just ‘Haruhi’s schoolmates’. “Mother! Haruhi is disowning us!”

Kyouya pushed up his glasses as he remained impassive.

“Kyou-chan, why didn’t you tell us that Haruhi has a sister?” Hunny asked cutely.

“Hunny-senpai, Haruhi’s sister does not go to Ouran or stays with them. Thus, I find the information redundant,” Kyouya replied simply.

Ah…the power and knowledge of the shadow king.

‘Eh? Why doesn’t Hayuki-san stay with her family?” Hunny asked, cocking his head to one side.

“That’s because I attend a boarding school,” a voice cut in, as everyone turned their attention to Hayuki.

“What’s with all this racket so early in the morning,” a voice groaned as the apartment door opened, revealing a very disheveled and sleepy okama. Everyone flinched from the sight of a just-out-of-bed okama.

“O-Oto-san,” Hayuki greeted, bowing her head in respect.

Ranka took a moment to register the girl before his eyes snapped wide opened.

“HAYUKI-CHAN!! You’re home!!” Ranka exclaimed loudly, pulling his elder daughter into a bear hug.

“Hai…hai Oto-san. I just came back just now,” Hayuki said squirming to free herself from her father’s choking hug.

“Oto-san, you’re going to suffocate onee-sama,” Haruhi said.

“Ah…sorry Hayuki-chan. Come, let oto-san bring in your luggage,” Ranka said eagerly as he brought his daughter’s luggage inside.

Hayuki stepped into the house that she had not set foot in for more than 4 years. She smiled as she took in the familiar surroundings.

“You still keep that magnet!” she pointed to the heart-shaped magnet on the fridge that she made in elementary school.

“Of course Hayuki-chan! It’s my favourite,” Ranka said smiling. Hayuki couldn’t help but beamed. Her father still loved her as much as before. Her insides gave an uncomfortable lurch.

“Eh! What are you doing here?” Ranka demanded, staring at Tamaki. He still hasn’t forgiven him for trying to take advantage of his daughter despite Haruhi telling him that nothing happened. Tamaki shrank back as he moved to the back of the group. Hayuki was amused at his actions, though she was still peeved at being referred to as the ‘illegitimate sister’.

Haruhi sure has interesting friends she thought.

“Hayuki-chan! Are you hungry or thirsty? Oto-san will prepare breakfast for you! Half-boiled eggs and toasts?” He said as he remembered his elder daughter favourite breakfast.

Hayuki nodded as her father went to the kitchen. She couldn’t believe that her father still remembered her favourite food even thought she hadn’t come back since she was fourteen. She felt a twinge of guilt.

“Hayuki-san, which boarding school did you went to?” Hunny asked as he smiled. Hayuki returned his smile, thinking how diverse her sister’s circle of friends was; she even made friends with the younger students in the elementary section.

“Saksu Boarding School for Girls. I just graduated and waiting to enter university,” Hayuki told them.

“Ah…Hayuki-san is three years older than Haru-chan! And one year older than me!” Hunny exclaimed showing his pearly white teeth.

Hayuki looked taken aback. “You’re eighteen?” she said in astonishment.

“Hai! Hayuki-san!” Hunny confirmed. Hayuki nodded slowly, was he pulling her leg? There’s no way he could be eighteen?! But she held her tongue, taking a mental note to ask Haruhi about it later.

“Just call me Hayuki,” she said.

“Hayuki? Hayu…Hayu-san!” Hunny said happily.

“Hayu-san,” Hayuki confirmed her new nickname.

“Hayu-san! Ne, Takashi? Hayu-san sounds nice!” He said turning to his companion. Hayuki followed his gaze to a raven-haired male. She realised that he was the one who save her from falling.

Takashi…she mused. That’s a nice name. Suits him.

“Ah,” Mori replied.

Man of few words she noted Wait…what am I doing? She shook her head as she focused on the other males.

“Ah! Here’s breakfast!” Ranka said joyfully as he set up a spread fit for a king.

“Wow!” Tamaki cooed in awe, he had never seen so much commoner’s food before. He reached out to grab a toast when he felt a sharp pain on the back of his hand.

“This is not for you! It’s for my daughter!” Ranka said severely, he had hit Tamaki with a big spoon.

Tamaki’s eyes began to water.

“Senpai, what are you all doing here?” Haruhi asked.

“Oh! We’re going to the amusement park!” Tamaki announced, regaining his zest.

“No,” Ranka interrupted, pouring cold water on Tamaki’s parade.

“Why? Why not Ranka-san?” Tamaki asked his face sad.

“Hayuki-chan just got back. We are going to spend today catching up. Sorry Haruhi-chan maybe another time,” Ranka said firmly.

“Hai, oto-san,” Haruhi replied.

“Now, out! Out! Out! Sorry Haruhi’s friends!” Ranka said as he opened the front door. The Host club took their leave as they bade the Fujiokas bye. The twins practically had to drag Tamaki out through the door.

“Hayu-san! See you around!” Hunny exclaimed as he waved cheerfully at Hayuki. Hayuki nodded politely, she really doubt that she would be seeing much of them, but Hunny looked so happy that she couldn’t bear to crush his spirits.

“Finally!” Ranka said as he shut the door and took a seat next to Hayuki who was eating her breakfast.

“Haruhi, your friends are rather interesting,” Hayuki said smiling at her younger sister.

“Yeah onee-sama,” Haruhi answered as she took a seat opposite of her sister. Hayuki felt her stomach dropping at the sama suffix Haruhi added.

“Is that boy – Hunny is it? Is he really eighteen?” Hayuki asked.

“Yes, I know he doesn’t look like it but he is,” Haruhi assured her sister.

“Oh…I see,” Hayuki said as she bit into her toast. There was a silence before Ranka broke it by exclaiming.

“Hayuki-chan! How long are you staying here?”

Hayuki swallowed the toast before replying.

“Eh…I haven’t gotten the reply from the university yet, but I’ll probably be staying until university starts in September, then I’ll live in the hostel. Anyway, I got a job at a clothing boutique in town. So I won’t be home that much,” she said as she glanced at Haruhi at the last comment. Haruhi nodded.

Hayuki wondered what that nod meant. Does it refer to the first part about university? Or the working part? Or the ‘I won’t be home much’ part. She sighed, Haruhi hasn’t changed that much since she last saw her. She knew that she was partly to blame for Haruhi’s indifference to many things. She could only hope that she could right all her wrong mistakes before going off to university.

If only things were that easy…

0

127

Онегай - выкладывай на русском

0

128

Самуро
Макио-сан уже предупреждала. Тем более, что иногда не удается найти русский перевод. А переводить самому  в рамках одного форума - неблагодарное дело. По себе знаю.

0

129

Ootori Kyoya
Как знать)

0

130

Часть первая: Купидон в очках

Кеойя и Тамаки всегда давали указания в Гостевом клубе, и, в большинстве случаев, их приказы всегда беспрекословно исполняли. Даже после того, как парни окончили старшую школу, они все еще владели силой призывать друзей к действию, щелчком ли длинных пальцев Тамаки, сдержанным ли высказыванием Кеойи.
И именно по этой необъяснимой причине Харухи в данный момент сидела напротив бывшего Теневого Короля Гостевого клуба, несмотря на то, что времени на подготовку к грядущему на следующий день средне-семестровому экзамену было крайне мало.
Без сомнений, Харухи выглядела как человек, который посвятил себя целиком учебе, притом – довольно давно. Под глазами пролегли темные круги, волосы беспорядочно топорщились. Одежда же была из той «потрясающей» коллекции, которую Харухи предпочитала до рокового дня, когда ваза, стоимостью 8 000 000 йен, разбилась вдребезги, тем самым отдав девушку в ручки скучающих красавчиков-богатеев. Короче, без стильной униформы Старшей школы, Харухи почти не уделяла гардеробу времени (кроме регулярных походов в прачечную) и одевала то, что попадалось под руку.
В противоположность девушке, Кеойя был лоснящийся и сияющий, показательно демонстрирующий свою четко рассчитанную аккуратность. Он сидел с гордой небрежностью, грациозно положив ногу на ногу, одной рукой опираясь на спинку стула. Его чернильно-черные волосы не смели нарушить прическу и лежали послушными прядями; челка слегка падала на высокий лоб, однако, не мешая глазам. Простая зеленая рубашка и дорогие дизайнерские джинсы намекали на неофициальность и обыкновенность случая, однако, не учитывая тот факт, что Кеойя был всегда официален.
Харухи и Кеойя рассматривали друг друга, тайно думая, что сидящий напротив человек представляет собой тот тип, которым сам ты становиться не возжелаешь никогда.
- Кеойя-семпай, - наконец, сказала Харухи, голосом, говорящим собеседнику, что терпение девушки начинает подтачиваться. – Торопить тебя, конечно, не в моих правилах, но, знаешь ли, меня ожидает еще одна глава Японской истории…
Кейоя неторопливо потянулся к своей чашке кофе и поднес ее к губам, делая медленный глоток. Потом так же неторопливо поставил чашку обратно. Бровь Харухи нервно дернулась, и этот факт не избежал внимания Оотори. Он выманил девушку не только ради совместной чашечки кофе, и этим временем будет распоряжаться по собственному желанию. Кеойя так давно задумывал этот разговор с Харухи, так что пара минут казалась пустяковой. А следить за реакцией девушки – огромное наслаждение.
- Я хочу извиниться за то, что так бессовестно трачу твое драгоценное время, - мягко и совсем уж дружелюбно начал Кеойя, и его подозрительный тон заставил Харухи судорожно поелозить на стуле. – Я знаю, насколько твои оценки важны для продолжения стипендиального обучения в университете, и постараюсь уложиться покороче.
Харухи нетерпеливо ожидала продолжения, но Кеойя, вместо этого снова сделал неторопливый глоток кофе. Харухи тихо скрипнула зубами.
- А Тамаки где? – спросила она, оглядываясь вокруг с таким видом, будто ожидала, что Тамаки выпрыгнет откуда-нибудь из-за шторы и драматично кинется к ней с объятиями.
- Ну, он давно уже не Тамаки-семпай, - медленно заметил Кеойя. – Он помогает одной очарованной студентке с ее заданием по французскому. Он, наверное, самый популярный ассистент преподавателя за всю историю Французского факультета.
Кеойя был совершенно не удивлен, увидев нахмуренные брови Харухи.
- Надеюсь, он не забывает о собственных занятиях? – проворчала девушка.
- Учитывая врожденную гениальность Тамаки, ему не требуется для этого много времени, в отличие от остальных.
Харухи фыркнула и повертела чашку. Она не выглядела слишком уж счастливой от этих новостей, но это и не удивило Кеойю; его редко удивляли детали, касающиеся его любимой парочки вечно тормозящих глупцов. И именно это факт заставил Кеойю взяться за дело самостоятельно. Конечно, он предпочитал не оставлять свои следы, но он любил рисковать ради одной единственной причины – ради собственного интереса.
- Вообще-то, я пригласил тебя именно затем, чтобы поговорить о Тамаки, - наконец, сказал Кеойя, отставляя чашку и аккуратно складывая руки на столике. – Думаю, пришло время решить эту проблему с вами двумя.
- Извини? – удивленно переспросила девушка.
- Будущее Тамаки до сих пор неясно. Его бабка все еще считает, что Тамаки – не более чем самая выдающаяся ошибка его отца. Чтобы изменить ее мнение, Тамаки должен начать себя вести достойно, и для этого – выбрать себе подходящую пару, вроде тех многочисленных наследниц, которые увиваются вокруг него, - терпеливо пояснил Кеойя. – Кстати, занятный факт: многие из них перевелись на Французский факультет, как только узнали, что Тамаки – ассистент преподавателя. Ты только подумай…
Чем больше говорил Кейоя, тем мрачнее становилось выражение лица Харухи. Скрестив руки на груди, Кеойя терпеливо ожидал взрывной реакции…
- Ну а мне то какое до этого дело? Я не собираюсь вставать на пути этих девиц, чтобы оградить Тамаки от свиданий с теми, с кем он хочет, - проворчала Харухи. – Кроме того, дни Гостевого клуба давно позади, я сполна отработала свой долг, поэтому, не думаю, что ты имеешь право указывать мне, что делать.
- Поверь, как твой друг и как друг Тамаки, я имею такое право. И ты не должна предпринимать что-то особенное, чтобы уберечь его от встреч. Просто-напросто потому, что он в тебя влюблен, - сказал Кеойя самым обычным тоном. Таким, как правило, заказывают чашечку кофе или еще одну порцию спагетти.
Харухи уставилась на Оотори так, будто у того выросла вторая голова.
- Так как твои чувства к Тамаки неизвестны или, возможно, еще неосознаны, будет не лишним напомнить тебе, что он – один из твоих ближайших друзей, - продолжил Кеойя, - Если это так, то ты желаешь Тамаки только лучшего, верно, Харухи?
- Э-э… что?
Кеойя наделся, что Харухи, хотя бы интуитивно, догадывалась о чувствах Тамаки. Но, судя по выражению лица девушки, Харухи осознавала это еще в меньшей степени, чем сам Тамаки. Она обладала намного более заторможенной чувственностью, чем ожидал Кеойя; но он был уверен – это можно исправить одним мощным толчком.
- Тамаки очарователен, красив и умен, - сказал Кеойя, - многие люди использовали бы эти преимущества ради собсвенной выгоды: богатства, власти, чего угодно. Однако, Тамаки не тот тип, который пойдет по чужим головам, игнорируя холодность, эгоизм и чужие жертвы. Без богатства семейства Суо, он будет не более чем прекрасным…
- Простолюдином? – вставила Харухи, глядя на него с такой злобой, что Кеойя почувствовал себя не в своей тарелке.
- Он выбрал специализацию Истории искусств, принимает небольшое участие в концертах… Без сомнений, он пианист от Бога, но кем он станет в будущем при таком раскладе? Он сильно рискует, предполагая, что его будущее обеспечено, и он может заняться только тем, что ему нравится. Ему предначертано великое будущее, и если он станет главой семейства Суо, из этого выйдет большой прок.
- В жизни не слышала от тебя столько комплиментов в адрес Тамаки за один раз…
- Неважно, как думают другие – да и я сам порой, - я думаю о Тамаки больше хорошего, чем кажется. Он из тех немногих людей, которые действительно добры и невинны. Их тех, кто обладает редким даром делать счастливыми окружающих одной единственной улыбкой или словом. Грустно, конечно, что мировоззрение Тамаки не позволяет ему осознать тот факт, что он не может жить, как хочет. Но, для этого есть я. Если я не позабочусь о его будущем, то никто не позаботится.
- Он не может быть влюблен в меня, - смущенно пробормотала Харухи.
- Он всегда любил, но вы оба были настолько слепы, что не желали осознавать этого. Конечно, наблюдать за этим было забавно, но пора уже расставить точки над i.
- Я-я…
Кеойя придвинулся ближе, заставив Харухи смотреть ему в глаза. Он сразу заметил в ее глазах боль, но не позволили этому факту сбить его с мыслей.
- Ты должна сделать это ради него, - медленно сказал Кеойя. – Тамаки не настолько силен, чтобы самостоятельно порвать все нити, связывающие вас. Но у меня сил хватит, и, думаю, у тебя тоже. Отпусти его, Харухи. Если хочешь хоть немного проявить свою заботу о нем, отпусти его.
Сжав губы в тонкую полоску, Харухи подскочила со своего стула с такой силой, что чуть не опрокинула его. Кеойя вопросительно изогнул бровь.
- Богатый ублюдок, - прошипела она.
- Харухи, - позвал он, прежде чем она смогла добраться до двери, - подумай, почему ты вдруг рассердилась, хорошо?
Девушка передернула плечами, но решительно толкнула дверь и вылетела словно ветер.
Кеойя сдержанно улыбнулся, в то время как официант поднимал кресло и кидал на Оотори встревоженные взгляды. Помахав вслед девушке одной рукой, другой Кеойя потянулся к чашке с кофе.
***
- Кеойя, - неожиданно сказал Тамаки, грустно посмотрев на свою чашку с чаем, - Харухи мне до сих пор не перезвонила. Где она?
Кеойя оторвался от своего ноутбука, приподняв брови с фальшивой задумчивостью. Они сидели в его квартире, вообще-то, с целью занятий, но Тамаки больше предпочитал отвлекать своего друга, как раз завершающего семестровую работу.
- Возможно, она засела где-нибудь в душной кофейне, засунув нос в книжку, а может быть, сразу в несколько книг… Не всем повезло с одним-единственным экзаменом в семестре, - мягко ответил Кеойя.
- Но она всегда мне перезванивает, - пробормотал Тамаки. Его глаза расширилась от ужасающих видений, которые услужливо подкинул его высокоскоростной, слишком уж взволнованный мозг. – А что если она заболела и сейчас, беспомощная, лежит у себя дома? Мы должны проверить ее, убедиться, что она не умирает на татами, призывая кого-нибудь к себе за помощью… Кеойя! А что если она лежит сейчас под упавшим книжным шкафом? На прошлой неделе ведь было землетрясение, а ты ведь в курсе, насколько ненадежны эти простолюдинские хибарки! Ты же сам читал об архитекторе, который…
- Может, она просто на свидании.
Тамаки уставился на него немигающим взглядом.
- На св-видании?
- Да, на свидании. Насколько я слышал, Харухи очень популярна в своей группе благодаря независимому характеру и острому уму.
- От кого ты это слышал?
- От Ранки-сан, разумеется.
Кеойя отчетливо услышал скрежет зубов Тамаки.
- Он не должен позволять Харухи ходить на свидания! Каким же образом она попадет в свою юридическую школу, если ее будут отвлекать беззаботные студенты, которым только и надо, что списать у нее задание и?… и…
Одной из самых отличительных особенностей Тамаки был румянец, который при особенно сильном волнении вогнал бы в черную зависть самый красный помидор. Чего бы там ни хотели студенты от Харухи в его воображении, продолжить Тамаки не смог, так как не мог найти свой голос. Кеойя медленно повернул голову и уперся в друга хорошо отточенным взглядом, полным аристократического раздражения.
- Так почему бы тебе самому не проверить? – предложил он, говоря медленно и проникновенно, чтобы Тамаки не умудрился его не понять. – Иди и удостоверься, что книжные полки не сыпятся на ее голову или что она не поддалась чарам какого-нибудь аморального воздыхателя.
Тамаки поднялся так быстро, что чуть не разлил чай, и поднял указательный палец, принимая свою излюбленную позу.
- Да! Я так и сделаю!
Он направился к двери полный уверенности и решимости, Кеойя потихоньку заканчивал работу и выключал компьютер.
- Кеойя… - начал Тамаки, оборачиваясь в дверях.
- Да-да, уже иду.
***
Ранка отправил их в библиотеку, когда парни появились на пороге квартиры Фуджиока. Обнаружив за дверью парочку, он выглядел не слишком уж счастливым, особенно при виде своего давнего врага – Тамаки. Но все же он назвал им место нахождения Харухи, и этот неожиданный порыв сильно растрогал и удивил Тамаки.
- Думаешь, он пьян? – прошептал Тамаки, когда дверь перед их с Кеойей носами захлопнулась.
Кеойя в ответ только улыбнулся. Похоже, не он один решил, что пора навести кое в чем порядок.
Они обнаружили Харухи, спрятавшуюся за горой книжек, в ужасных очках на носу, которые ее совершенно не красили. Девушке пришлось моргнуть пару раз, чтобы сфокусировать свой взгляд на друзьях, а так же вынырнуть из своих мыслей в реальность.
- Ох, с тобой все в порядке, - облегченно вздохнул Тамаки, присаживаясь рядом с ней и положив руку на спинку ее стула. – Харухи, не поступай со мной так больше. Я уже представлял тебя мертвой в какой-нибудь канаве или…
- Я занята, - сказала Харухи, отодвигаясь от него и кидая взгляд на Кеойю. – Что ты-то тут делаешь? Ты же собирался принять участие в какой-то шахматной партии?
Тамаки удивленно глянул на друга.
- Шахматы? Ты вступил в клуб, а мне не сказал? Я думал, между нами нет секретов!?
Харухи то ли усмехнулась, то ли хмыкнула:
- Ох, ты даже не представляешь, о чем говоришь!... – пробормотала она, махнув на него рукой чуть более грубо, чем было необходимо, - Просто уходите, ладно? Мне нужно заниматься.
Кеойя спокойно смотрел, как на лице Тамаки отображаются самые разные эмоции. Харухи упорно избегала его взгляда, сложив руки на животе будто бы в защитном жесте. «Какая она миниатюрная», подумал Кеойя, рассматривая девушку.
- Ладно, как тебе будет угодно. Просто… позвони мне, когда у тебя появится немного свободного времени, - тихо сказал Тамаки, удивленный ее поведением и немного задетый.
Он поднялся и внимательно посмотрел на усталое лицо девушки с бликами от работающего дисплея ее ноутбука. Осторожно наклонился и поднял ее подбородок так, чтобы она смотрела в его глаза. Магия Тамаки никогда раньше не работала на ней, но в этот раз что-то мелькнуло в глазах Харухи, что не избежало внимания Кеойи. Он поправил очки и посмотрел в другую сторону.
- Когда-нибудь, когда все вокруг навалится на тебя, ты потеряешь свою цель, Харухи. Но я в тебя верю. Ты со всем справишься, - сказал Тамаки, мягко улыбаясь. – Скоро увидимся.
Он выпрямился, убирая руку от ее лица, и прошел мимо Кеойи к выходу, даже не подождав друга, отставшего буквально на пару шагов. Он не видел несчастный взгляд Харухи, ее руку у сердца, которое вдруг неожиданно тоскливо защемило. Кеойя хотел дотронуться до нее, успокоить, но вместо этого засунул руки в карманы.
- Я сделала то, о чем ты меня просил, - зло сказала она. – Зачем ты его сюда притащил?
- Ну, это скорее он меня сюда притащил. Когда он о тебе волнуется, его ничто не сможет остановить, - ответил Кеойя, мягко улыбнувшись девушке, и в этой улыбке оказалось куда как больше теплоты, чем сам Кеойя рассчитывал. – Знаешь, что мне всегда так нравилось в тебе, Харухи? Ты никогда не сдаешься. Даже когда обстоятельства против тебя, ты продолжаешь биться головой об стену до тех пор, пока ее не проломишь… или, пока сама не расшибешься. Мне интересно, что же будет в этот раз? Захочешь ли ты оказаться за стеной, или все же желаешь лишиться сознания и забыть о том, что было?
Усталые, похожие на совиные, глаза Харухи остановились на друге; ее гнев сменился непониманием.
- Кеойя…
- Удачи тебе в учебе.
Он развернулся, заметил понурую голову Тамаки у выхода и устремился к нему.
***
Она пришла к нему в белом платье, которое так шло ей, с корзинкой для пикника в руках и с улыбкой на лице. Тамаки был слегка шокирован, увидев ее, но бросил все дела, чтобы провести время за пикником со своей драгоценной Харухи.
Так как время выпало на летние каникулы, она приходила почти каждый день. Ее легкие кружевные наряды заставляли Тамаки сыпать комплиментами словно розовыми лепестками. Она водила его попробовать особенное мороженое, вытаскивала в парк, с кино, просто проводила время в его компании.
Если бы не постоянно поступающие сведения, Кеойя бы не догадался, что Харухи встречается с Тамаки.
После каждого свидания Кеойя получал самый-подробный-отчет-об- очередном-романтическом-дне от Тамаки, но куда как проще было извлекать информацию из отчетов, которые предоставляли ему телохранители, специально подсаженные на хвост парочки. От Тамаки Кеойя не услышал рассказ о первом поцелуе, это было не в джентльменских правилах Тамаки рассказывать о подобном, но Тачибана в своем докладе включил пару строк и об этом событии.
Несмотря на то, что Харухи все еще мыла мелкой злючкой, а Тамаки – инфантильным истериком, они во многом изменились, так же и в отношении друг к другу. Появилась та близость, которую теперь было некому разрушить.
Короче, Кеойя уже попросил Хитатчинов приготовить белое одеяние, которое они давно берегли для своей подруги.
Между тем, безудержное ликование в голосе Тамаки сменилось спокойным удовольствием, потому что Харухи проводила с ним почти все свое время. Потом удовольствие вытеснила задумчивость над тем, почему же Харухи так резко переменила свое отношение к нему; задумчивость заменило молчание.
Наконец, однажды, когда они сидели в гостиной Кеойи, примостившийся на подоконнике Тамаки поднял голову от созерцания оконного переплета, посмотрев на друга с улыбкой. Кеойя оторвался от ноутбука и выжидающе уставился на него.
- Кеойя, я собираюсь сделать ей предложение, - заявил он без всяких фестивальных выходок и великолепных поз, но мягкое удовлетворение в его словах говорило о многом.
Кеойя захлопнул ноутбук и пальцем поправил очки.
- Давно пора, - спокойно согласился он, стараясь не показаться слишком уж польщенным к самому себе.
Тамаки рассмеялся, и Кеойя никогда не слышал у друга такой радостный смех. Его голубые глаза сияли чем-то таким, чего Кеойя точно не смог бы понять… или почувствовать. Уже не в первый раз за время их дружбы Кеойя завидовал другу.
- Думаю, нам нужно тебя поблагодарить в первую очередь, - сказал Тамаки, его счастливый взгляд был направлен на Кеойю, но куда-то гораздо дальше, - Харухи мне все рассказала о том вашем разговоре.
- Я был настроен серьезно.
- Уж в этом я не сомневаюсь. Я буду самым счастливым человеком, пока со мной рядом Харухи. Я приспособлюсь к жизни простолюдин…
- Не выдумывай глупостей. Я сделал вложения на твое имя, как и твой отец, и у тебя будет достаточно средств, чтобы жить ни в чем себе не отказывая, что бы там ни надумала твоя бабка.
- Mon ami! /Ах, мой друг!/
Кеойя пришлось схватиться за подлокотники кресла, чтобы не упасть на пол под силой пылких объятий Тамаки. Нахмурившись, он попытался отлепить от себя Тамаки, но было бы проще сдвинуть самолет силой мысли, чем стащить с себя благодарного друга. Кеойя решил остаться покорным до тех пор, пока сам Тамаки не решит расцепить объятие.
- Спасибо тебе, Кеойя, - сказал Тамаки самым серьезным тоном. – Я никогда не думал, что Купидон может носить очки, но, признаться, я многого не знал до встречи с тобой. Спасибо.
Кеойя улыбнулся.
- Не за что… mon ami.

+1

131

Хороший фанф. Тамаки)

0

132

отличный фанфик, хотя по-моему братья Хитачин подложили бы им свинью и не одну - "так веселее" - лучший аргумент

0

133

Самуро
Да уж, точно.

Tamaki Suou
А продолжение будет?

0

134

Makio Arika

Если хотите, то да, сейчас же выложу.

0

135

Часть вторая: Купидон – это буржуйское отродье

Она пребывала в прострации. Другого слова, способного описать это состояние, просто не существовало. Она сидела на скамейке в парке, возможно секунду, а может, минуту, час… она даже предположить боялась. И даже не была уверена в том, что моргает с положенной частотой...
«Думаю, пришло время развести вас в разные стороны.»
Харухи снова вздрогнула, хотя эти слова уже были произнесены, и деться от них она никуда не могла.
Выскочив из кофейни, где произошел разговор с Кеойей, Харухи была сама не своя от гнева. Дрожащими пальцами яростно разорвав непокорную пачку с жвачкой, она получила смутное удовлетворение. А присев на скамейку и разжевав пару драже, она смогла, наконец, оценить масштаб произошедшего.
«И ты не должна предпринимать что-то особенное, чтобы уберечь его от встреч. Просто-напросто потому, что он в тебя влюблен.»
Абсурд. Тамаки не влюблен в нее, а Кеойя просто обнаглел до безобразия, заявив, что ей нужно держаться от Тамаки подальше. Да, Кеойя был замечателен во многом, а его чувство превосходства и самоуверенности было развито намного больше, нежели у простых смертных, но такого дерзкого поступка она от него совершенно не ожидала. Харухи знала, неважно, сколько лет она провела бок о бок с этими богачами, она никогда не сможет постичь всех извилин из логики… Хотя, этим фактом она даже слегка гордилась. Понять и принять их завуалированную откровенность и совершенно необычный взгляд на мир – было бы последним желанием Харухи.
Тамаки раздражал ее так, как никому другому не было под силу, особенно в моменты, когда у нее уже не хватало сил остановить его, или отвлекал, когда ей нужно было сосредоточиться на чем-то другом. Но, несмотря на это, Тамаки был одним из ее ближайших друзей. Она всегда была уверена, что он примчится в любую минуту, стоит только намекнуть, а спустя довольно долгое время она поняла, что в какой-то степени даже зависит от него. Совсем немного. Он никогда не расстраивал ее, Харухи даже не могла представить себе подобную ситуацию. Он не был на такое способен.
Но, с другой стороны, случай, когда Тамаки опоздал на полтора часа на какой-то важный экзамен только потому, что отвозил Харухи и ее воспалившийся аппендикс в больницу, вовсе не доказывает, что он в нее влюблен.
Но что больше всего занимало Харухи, так это почему Кеойя сказал ей держаться от него подальше? Или, может, Оотори знает что-то, чего не знает она, Харухи?
Разумеется, несмотря на тесную дружбу, Харухи была уверена, что у Тамаки и Кеойи есть общие секреты. И она не думала, что какой-то ее поступок мог обидеть Кеойю или привести его к идее – избавиться от нее. Но… зная Оотори, если бы он и собирался сделать это, он бы придумал тысячу способов провернуть это дельце потише и почище.
Нет.
Пусть Кеойя и законченный манипулятор со своими тайными планами, он, по сути, был очень предсказуем для тех людей, которые его достаточно хорошо знали. Наблюдая за ним, «из-за кулис» правящим Гостевым клубом, аккуратно заносящим всяческие детали в свой лэптоп, играющим со всеми, словно те – лишь марионетки в его руках, Харухи удовлетворенно думала, что хорошо знает его характер.
Она тяжело откинулась на спинку лавочки.
Тамаки любит ее.
Закрыв лицо вспотевшими ладошками, Харухи ощутила, как ее глупость быстро обживается толстой коркой замешательства. Он ведь ее друг. И все. Да, она любит его, но по-своему. Но она не влюблена в него.
Ведь так?
«Будет не лишним напомнить тебе, что он – один из твоих ближайших друзей. Если это так, то ты желаешь Тамаки только лучшего, верно, Харухи?»
Она действительно желала ему только добра. Его бабка была злой ведьмой, понятия не имевшей, какой у нее добрый и умный внук, стойко переносящий ее постоянные оскорбления и более чем прохладное отношение к нему. И Тамаки действительно имел огромный потенциал, даже не из-за своей гениальности, а из-за способности с легкостью завоевывать доверие к себе. Имея за спиной опору в виде наследия Суо, Тамаки без особого труда станет великим человеком. К несчастью, эти перспективы могут быть разрушены его же собственной семьей, и, как заключил Кеойя, чувствами к Харухи.
А, может быть, Кеойя просто думал, что Тамаки нуждается в сильной встряске, которая бы направила его силы в нужную сторону? И такой встряской была бы потеря какой-то частицы его привычной счастливой жизни.
Такой расклад как нельзя лучше напоминал мысли Кеойи, и Харухи не могла найти аргумента против этого факта. Но больше всего в это момент ей хотелось проигнорировать Кеойю и продолжить жить так, как будто утреннего разговора никогда не было.
«Тамаки не настолько силен, чтобы самостоятельно порвать все нити, связывающие вас. Но у меня сил хватит, и, думаю, у тебя тоже. Отпусти его, Харухи. Если хочешь хоть немного проявить свою заботу о нем, отпусти его.»
Нахмурившись, Харухи откинула голову и закрыла глаза, тихо проклиная Кеойю за его непрошенную деятельность. Теперь ей хотелось поступить, как он сказал, тем самым доказав, что ее забота – не пустой звук. Может быть, это продлится недолго, но достаточно для того, чтобы Тамаки почувствовал, что она не с ним, и смог стать таким, каким его хочет видеть семейство Суо. Он должен научиться смотреть на вещи более серьезно и осмысленно, как Кеойя или даже она сама. Только так и остается поступить.
Она поможет Тамаки стать более собранным и внимательным. Кеойя не единственный человек, который, проявляя заботу, может принять удар на себя.
Так она и сделает. И не потому, что Кеойя попросил ее, а потому… Потому что так лучше для Тамаки. Она это сделает. Для него.
Не обращая внимания на тяжесть в груди, Харухи поднялась со скамейки и медленно зашагала к дому.
***
Вибрация мобильника на столе заставила Харухи вздрогнуть. Она несколько часов пялилась в конспекты по истории, в надежде, что хоть кусочек знаний задержится в ее мозгах до экзамена, но телефонные звонки, с завидной регулярностью раздававшиеся через каждые пять минут, только отвлекали. Она взяла мобильник, но даже не взглянула на дисплей, прекрасно зная, что звонит опять Тамаки.
Вычеркнуть его из своей жизни оказалось намного сложнее, чем она думала. Просто потому, что ей не позволял сам Тамаки. Стоило ей взяться за работу или какое-нибудь занятие, она тут же час с головой погружалась в себя, и только непрерывные звонки возвращали ее к реальности. Со дня злополучного разговора с Кеойей прошла уже неделя, хотя казалось, будто пролетел целый год, особенно, когда Тамаки звонил через каждые пять минут и писал ей на электронную почту несчетное количество писем.
Ей даже хотелось швырнуть этот факт в лицо Кеойи, заявив, что Тамаки заботится о ней настолько, что не может покинуть ее даже на один день. Но ей пришлось выкинуть из головы подобные мысли и идеи, пока они не развились в окончательный план.
Харухи посмотрела на забавную картинку, высветившуюся на дисплее, когда звонил Тамаки. Этот снимок был сделан тогда, когда Тамаки заставил ее пойти в Токийский Диснейленд и они протолкались через толпу ребятишек, чтобы сфотографироваться с Микки-Маусом. Правда, половина Микки не влезла в объектив, но зато они с Тамаки получились просто замечательно. Харухи мягко улыбнулась воспоминаниям, положила телефон в сторонку и снова уткнулась в записи.
Следующий звонок раздался через пару часов, вслед к нему поспело электронное письмо, в котором Тамаки интересовался, что же такого он натворил, что она отказывается с ним разговаривать, и выразил готовность извиниться, если потребуется. Если это так, то он будет счастлив покаянно побиться головой об землю, потому что «всякий отец желает получить прощение своей дочери», и если она пожелает, они могут встретиться в любое удобное для нее время, чтобы извинение произвести «в лицах»…
Харухи устало потерла глаза и закрыла мобильник. В этот момент дверь в ее комнату отъехала, и она увидела своего отца в прекрасном красном платье, но с таким вымученным лицом, будто он был готов свалиться в постель и никогда не просыпаться.
- Пап, уже пришел? – подавив зевок, сказала Харухи. – Как работа?
- Изнуряюще.
Ранка рухнул на пол рядом с дочерью и притянул Харухи в объятие, пытаясь покачать ее, словно младенца, наплевав на тот факт, что его дочь была уже слишком велика для этого.
- Ты выглядишь такой уставшей, - сказал он. – Как моя дорогая Харухи провела время? Я надеялся, что ты уже спишь, но вместо этого ты тут занимаешься и получаешь сообщения от своих глупых друзей. Скажи этому ужасному Тамаки, что уже слишком поздно, чтобы беспокоить молодую девушку, и что ему нужно выучиться хотя бы каким-то манерам. Интересно, о чем он думает, когда пишет эти письма? И вообще, он…
- Я скажу ему об этом, как только увижу, - сказала Харухи. Ее голос дрогнул, что насторожило Ранку. Он отодвинулся и внимательно посмотрел в лицо своей дочери.
- Что стряслось? Он что-то сделал тебе, за что мне следует его покарать? Если он позволял себе что-то дерзкое, ты только скажи – от него мокрого места не останется. Я уничтожу каждую прядку его замечательной причесочки… и меня совершенно не волнует, кто там его бабка! – прорычал он, распаляясь от каждого сказанного слова.
- Нет, нет, - Харухи устало покачала головой, отстранилась от отца. – Он ничего не делал. Просто я… Я просто не знаю, когда увижу его в следующий раз.
- Ох? Чего же так? – вопросил Ранка, его голос удивительным образом утратил гнев и приобрел заинтересованность. – Он, хвала богам, наконец-то решил перевезти свои сверкающие зубы и прочие прилагающиеся части тела в какой-нибудь другой несчастный город, или – смею ли я мечтать о таком? - в другую страну?
Хоть и не уверенная в том, стоит ли говорить от этом отцу, Харухи все же не удержалась.
- Кеойя сказал, что он меня любит.
- Кеойя тебя любит? Как прекрасно!!! Он такой умный и обходительный. Он понравился мне больше всех с самого начала, потому что он единственный догадался присылать мне заметки о том, что с тобой происходит в школе, и вообще, он просто душка! Он станет замечательным зятем, хотя, по слухам, его семейка слишком уж снобистская…
- Нет, не Кеойя… - вздохнула Харухи, про себя подумав, что Кеойя был самым снобистским снобом из всей его снобистской семьи, - Тамаки.
- О…
Харухи, ожидавшая взрыва очередной ругани в адрес Тамаки, была несказанно удивлена, обнаружив, что отец молча откинулся назад и наклонил голову набок. Он изучал ее таким серьезным и тяжелым взглядом, что Харухи почувствовала себя гораздо более неуютно, нежели если б он сыпал проклятиями в адрес ее друга.
- Ну и?
Харухи моргнула.
- То есть?
- Он же был влюблен в тебя по уши с самого начала, - сказал Ранка. – Я думал, ты поняла это уже давно, но, видимо, это не так. Нет, ну честно, Харухи, хороший адвокат должен всегда быть наблюдательным, по крайней мере, твоя мать так говорила. А ты перед собственным носом не увидела такого?...
- Это было настолько явно? Я не понимаю, чего же такого углядели другие люди, чего не смогла заметить я? – пробормотала Харухи, отчаянье накатило новой волной. – Что же Тамаки натворил, что вас с Кеойей убедило в его чувствах ко мне?
- День, когда Тамаки научится скрывать свои мысли и чувства, станет днем, когда я сожгу все свои платья от Армани! Ты уже привыкла ко всем его странностям, которые касаются тебя, но ты когда-нибудь замечала, что больше он ни с кем себя так не ведет? Ради своих друзей он готов на многое, но ради тебя он готов на гораздо большее, даже если ему придется прыгнуть со скалы (что, по мне, так прекрасная идея). Поэтому, я могу заключить, что ты его не любишь, иначе бы не стала его избегать, так?
- Нет.
Ранка потянулся и схватил ее телефон, прежде чем Харухи успела его остановить. Он открыл панельку и потыкал в кнопки, вызвав список пропущенных звонков. Уголки его губ приподнялись, когда он увидел одно и то же имя на протяжении всего списка.
- Ох, а он упорный… - заключил Ранка, - Так причина, по которой ты его избегаешь, не в том, что он в тебя влюблен? Я удивлен, что тебя это не тронуло, особенно учитывая вашу тесную дружбу… Кстати, так и рушатся отношения…
- Что? Нет!
Харухи сжала виски, ощущая накатывающую головную боль. Она чувствовала, как стена, которую она возводила вокруг себя вот уже почти неделю, дает заметную трещину. Даже взгляд ее отца, словно на потерянную овечку, не помог исправить ситуацию. Наоборот, ей захотелось уткнуться лицом в его крепкое плечо и попросить, чтобы весь мир отстал от нее хоть ненадолго…
- Я больше не знаю… - пробормотала она, - Кеойя сказал мне, чтобы я держалась подальше от Тамаки, чтобы сам Тамаки смог остепениться и найти себе хорошую жену, тем самым укрепив позицию в своей семье. Я ведь с самого начала не хотела принимать никакого участия в их буржуйских играх, но меня все-таки втянули… И теперь я ни о чем другом думать не могу, потому что он продолжает названивать, и я хочу сказать ему, чтобы он прекратил, но я ведь не могу!...
Ранка погладил девушку по коротким темным волосам. С самого начала он знал, что когда-нибудь этот день придет. Просто, он хотел, чтобы Харухи могла как можно легче вступить в новую жизнь, без проблем и мучений.
- Что же ты будешь делать? – мягко спросил он, потрепав дочь по плечу.
- Я хочу, чтобы все вернулось на свои места, - печально сказала Харухи.
Ранка в ответ только грустно усмехнулся.
- Если бы только желания исполнялись так просто…
Он поднялся, еще раз провел рукой по ее волосам и вернул мобильник. Харухи посмотрела на имя Тамаки, повторяющееся в списках, в глазах все расплылось.
- Спокойной ночи, - сказал Ранка, - Пообещай папочке, что постараешься хоть немного отдохнуть, хорошо?
- Хорошо.
***
Даже разбавленные ужасающим словарным списком по Английскому, мысли Харухи совершенно некстати подбрасывали ей ужасающие видения. Тамаки встречает какую-нибудь красавицу-француженку, возможно, даже ту самую, которая пыталась увести его несколько лет назад. Они обручаются, их снимки мелькают на первых страницах всех печатных изданий. И вот – свадьба, разумеется, все члены Гостевого клуба тут, включая и ее, Харухи. Все внимание Тамаки и его восхищенные фразы принадлежат только этой женщине, которая стала его женой, которая выносит его детей, которая рядом с ним встанет во главе семейства Суо…
- Харухи!
Подняв голову, она обнаружила объект своих душевных терзаний, который в данный момент ей ослепительно улыбался. Тамаки уселся рядом, положил руку на спинку ее стула; рукав его рубашки коснулся ее шеи. Дыхание Харухи потерялось где-то в горле, но появилось навязчивое желание сбежать куда-нибудь, главное подальше от Тамаки.
Девушка мигнула, стараясь сохранить нейтральное выражение лица, в то время как Тамаки привычно нарушил ее личную зону.
- Ох, с тобой все в порядке, - облегченно вздохнул Тамаки, прижимая ладонь к груди с видом крайнего трагизма пережитой ситуации. - Харухи, не поступай со мной так больше. Я уже представлял тебя мертвой в какой-нибудь канаве или…
- Я занята, - резко осадила Тамаки девушка, слегка отодвинувшись. Она повернулась к его молчащему спутнику, ощущая внутри нарастающую ярость. - Что ты-то тут делаешь? Ты же собирался принять участие в какой-то шахматной партии?
Вид Кеойи не говорил о раскаянии, терзавшем его, наоборот, он только улыбнулся в ответ, и Харухи захотелось немедленно кинуть в него книжку. Ее бесил тот факт, что Кеойя казался таким сдержанным и собранным, когда она сама, это уж точно, выглядела как рассыпанная головоломка.
- Шахматы? Ты вступил в клуб, а мне не сказал? Я думал, между нами нет секретов!? – воскликнул Тамаки, повернувшись к другу, даже не подозревая о срытом смысле, понятном только двум из их компании.
Харухи то ли усмехнулась, то ли хмыкнула. У Кеойи, наверное, секретов больше, чем денег в Швейцарском банке. Если бы Тамаки знал, что сделал Кеойя…
- Ох, ты даже не представляешь, о чем говоришь!... – пробормотала она, махнув на него рукой чуть более грубо, чем было необходимо, - Просто уходите, ладно? Мне нужно заниматься.
Его глаза сначала отразили шок, потом боль. Харухи предполагала, хоть и не была полностью уверена, что это хоть как-то выведет его из его вечного состояния эйфории. Он должен был увидеть в ней что-то, что обидело бы его, хотя сама девушка даже толком не знала, что же это должно быть…
- Ладно, как тебе будет угодно. Просто… позвони мне, когда у тебя появится немного свободного времени, - тихо сказал Тамаки.
Она не захотела встречаться с его взглядом, опасаясь, что ее оборона ослабится. Он стоял, не сделав ни шагу в сторону. Медленно наклонился, поднял ее подбородок так, чтобы она смотрела прямо в его лицо. Она и раньше смотрела в его глаза, но никогда – зная о его чувствах. А теперь она видела все, все, что он к ней чувствовал и чего от нее желал. И никаких уловок со слезами или искорками. Никаких роз и романтики под луной. Просто он и она, тут, в самом неромантичном месте в мире, и она увидела это в его глазах. Они все время говорили об этом, а она никогда не слышала…
Или отказывалась слышать.
Это абсурд.
Все произошедшее.
Однако так оно и было…
И, вместо того, чтобы пожелать его исчезновения, она захотела, чтобы он остался.
И осознание этого было пугающим, но в то же время принесло и облегчение, будто камень с души сняли.
Господи… Да ведь она тоже его любит…
- Когда-нибудь, когда все вокруг навалится на тебя, ты потеряешь свою цель, Харухи. Но я в тебя верю. Ты со всем справишься, - сказал Тамаки, мягко улыбаясь. – Скоро увидимся.
Харухи молча смотрела, как он уходит, расстроенный, чуть сгорбившись. Голова кружилась от собственного прозрения, мысли выдерживали атаку тяжелых дум и эмоций. Поэтому она просто наблюдала, как он удаляется все дальше, а слова терялись прежде, чем она могла бы их произнести. Прижав руку к груди, она вздохнула от неожиданной и непонятной боли в сердце. Ах… это плохо… плохо… Она же делает все это ради ЕГО выгоды!
Злобно сверкнув глазами на человека, стоящего возле ее стола, Харухи, наконец, нашла цель для излияния накопившихся эмоций.
- Я сделала то, о чем ты меня просил, - выпалила она. – Зачем ты его сюда притащил?
- Ну, это скорее он меня сюда притащил. Когда он о тебе волнуется, его ничто не сможет остановить, - ответил Кеойя, мягко улыбнувшись девушке, и в этой улыбке оказалось столько теплоты, что сильно удивило Харухи. – Знаешь, что мне всегда так нравилось в тебе, Харухи? Ты никогда не сдаешься. Даже когда обстоятельства против тебя, ты продолжаешь биться головой об стену до тех пор, пока ее не проломишь… или, пока сама не расшибешься. Мне интересно, что же будет в этот раз? Захочешь ли ты оказаться за стеной, или все же желаешь лишиться сознания и забыть о том, что было?
Глядя на него, Харухи, наконец, сообразила, чего добивался Теневой Король. В животе заворочалось чувство вины, когда Харухи вспомнила все те ужасные слова, что она говорила он нем, хотя на самом-то деле Кеойя просто пытался ей помочь. Если бы он просто сказал ей, что Тамаки влюблен в нее, Харухи бы рассмеялась ему в лицо или постаралась бы изо всех сил избавить Тамаки от этого чувства, особенно не разбираясь в собственных.
Но осознание того, что ей придется держаться подальше от Тамаки, стрессовая ситуация и переживания сделали все то, на что и рассчитывал Кеойя.
«Возможно, я его не так уж и хорошо знаю», - подумала Харухи. «А он о нас знает гораздо больше, чем мы сами о себе…»
- Кеойя… - пробормотала она.
- Удачи тебе в учебе, - сказал он. В очках отразились яркие пятна люстры.
Развернувшись, он догнал Тамаки, оставив Харухи наедине с книгами и собственными мыслями.
***
Ее отец спал в своей комнате, мило закутавшись с головой в одеяло, но нахрапывая так, что мертвец бы проснулся. Харухи присела на коленки и грубо потрясла его за плечо.
- Пап! Пап! Просыпайся!
- Хрмм…ф… - промямлил Ранка, отворачиваясь от дочери и утыкаясь лицом в подушку.
- Пап! Мне твоя помощь нужна!
Эти слова подействовали как магия: Ранка подскочил и схватил Харухи за плечи:
- Все, что хочешь, Харухи. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь тебе в твоих делах! – сказал Ранка хриплым со сна голосом, но глаза сияли как два солнца. – Ты даже представить себе не можешь, как давно я хотел услышать от тебя эти слова! Чем тебе помочь, моя милая Харухи?
- Я люблю Тамаки.
Руки Ранки упали, рот широко разинут. Выпустив такой громкий вопль, полный отчаянья, что даже соседи услышали его, Ранка рухнул на пол и принялся дубасить кулаками по татами.
- Почему? Почему его, Харухи? Что я такого сделал, чем заслужил такого зятя? Я знаю, трансвестит – не самое лучшее занятие в мире, но я же зарабатываю деньги тебе на одежку, на вкусную еду… Я знаю, он богач, но я же буду до старости работать, лишь бы тебя выучить в юридической школе! И, после всего этого…
- Пап, - мягко оборвала его истерику Харухи, - Я его люблю. Смирись.
- Ты уверена? – кротко вопросил Ранка, схватившись за ее футболку. – Ты точно уверена, что это он? А если его бабка отвергнет его за женитьбу на простолюдинке? И тебе придется учить его приспосабливаться к обычной нормальной жизни? Представь себе – это же будет так трудно! Он же вообще частично невменяем!
Тяжко вздохнув, Харухи поднялась.
- Ладно, как хочешь. Я сама разберусь, - заявила она. – Спи дальше, пап.
Шарокими глаза, полными непролитых (но готовых на это) слез, Ранка смотрел на свою дочь со своего места. Подбородок девушки решительно поднят, темные глаза уверенно смотрят в будущее, которое Ранке, скрипя сердце, придется принять. Но впервые в жизни он увидел в дочери такое сильно желание – ради себя самой, а не ради других. Он хотел повторить номер с рыданиями, но теперь по совершенно другим причинам.
Харухи была независимой всю свою жизнь, но Ранка знал, что она только его девочка, потому что долгое время он был единственным мужчиной в ее сердце. Но вот пришел момент, когда ему придется потесниться на своем троне, когда придется делить свою милую Харухи с кем-то другим.
Пришел момент, когда нужно отпустить свою девочку в свободное плавание.
- Ладно, ладно, - нахмурился Ранка, поднимаясь. – Если ты действительно так его хочешь, что я тебе помогу. Но в чем конкретно? Ты любишь его, он любит тебя, какие тут проблемы? Мы же будем планировать свадьбу, так? Ты еще слишком молода для этого! А он вообще неотесанный чурбан, на которого нельзя навешивать заботу о собственной семье!
У двери Харухи остановилась и хмуро посмотрела на отца.
- Тамаки сам не подозревает о своих чувствах ко мне, поэтому я просто хотела спросить тебя, как бы мне побыстрее достать его голову из облаков, - быстро проинформировала она. – О замужестве я даже думать пока не хочу. У меня ведь есть другая цель.
- Ох… хорошо.
- Ну так?...
Ранка скосил изучающий взгляд на дочку.
- Ну, перво-наперво, - сказал он, - ты должна вытащить его на свидание, поэтому тебе надо для такого случая надеть какое-нибудь миленькое платье.
- Нет.
- Да.
- Я сказала, нет.
- Да.
- Это я сама могу решить.
Девушка развернулась в сторону выхода, но Ранка схватил ее за руку.
- Так ты хочешь заполучить этого осла или нет? – прямо спросил он.
Харухи кинула на него взгляд исподлобья.
- Слушай, он уже любит тебя, одетую как последняя зубрила. А теперь вообрази, что случится, когда он увидит тебя в чем-то более… женственном?... – поднял бровь Ранка.
Харухи не хотелось соглашаться с этим, но ее отец был прав. Она глубоко вздохнула.
- Ладно. Но как кукла я тоже выглядеть не хочу! – сказала она.
Потирая ладони, Ранка удовлетворенно воскликнул, но потом опять стал серьезным.
- Когда ты, наконец, переменишь о нем свое мнение, пожалуйста, сообщи мне, хорошо? – сказал он. – Долго я так не протяну. И я буду куда более счастлив видеть тебя замужем за своей работой, прогруженной в юридические бумаги и судебные дела. И не позволяй мужчине стоят на пути твоих целей. Твоя мать не позволила. Да и ты работала так усердно не ради того, чтобы тебе попортил планы парень, чей пиджак стоит больше, чем наша квартира…
- Да, пап.
Минуту они смотрели друг на друга, Харухи улыбнулась и позволила своему родителю заключить ее в очередные пылкие объятия.
- Спасибо, пап, - сказала она, погладив его по спине.
- Я хочу, чтобы ты была счастлива, - сказал Ранка.
- Я знаю. И я счастлива. Я буду счастлива.
Ранка сжал ее покрепче, прежде чем отпустить.
- Ладно. Так сколько там времени? – спросил он.
- Десять. А что?
- Переодевайся. Идем за покупками. Нам нужно много всего успеть, молодая леди, так что пошевеливайся!

0

136

Достойное продолжение. И тема о другом взгляде на то же самое - здесь вписываеттся как нельзя лучше.

0

137

Уважаемая, у нас здесь как бы галерея для игроков. Свой фанфик можно вывесить на других ресурсах. А отсюда, пожалуйста, его удалите. Спасибо.
Аки-сан, обратите внимание, пожалуйста.

0

138

Я в восторге от выставленных здесь фанфиков! Нигде не встречала больше такого разнообразия неяойных фанфиков по Хост клубу! Зарегистрировалась, чтобы выразить своё восхищение =)
  У некоторых фанфиков с нетерпением жду продолжения =)

0

139

Tamaki Suou

:'( Почему вы ни пишите проду к "Недели Свидания Харухи"???  :flag: ХарухиТамаки В массы!!!
Очень ждём Проды дорогой аутер! :flag:

0

140

Название: Неделя свиданий Харухи
Автор: Realy
Фэндом: Ouran High School Host Clab
Жанр: романтика
Рейтинг: PG-13
Персонажи: все члены клуба ^__^
Дисклеймер: герои мне не принадлежат
Саммари: Февраль. Все готовятся ко Дню Святого Валентина. Тамаки решает сделать подарок для Харухи, организовав ей неделю свиданий.
Статус: не закончено (не написала 6-го, написанные переписываю)
От Автора: кажись пора пересматривать анимешку:-D Обожаю эту пару, поэтому глава получилась немного флаффной, на мой взгляд

«Сегодня моё свидание! Сегодня я должен определиться, что я чувствую к Харухи!» - крутилось в мыслях у Хикару, пока они с Каору ехали в школу. Иной раз Хикару забывал про присутствие брата и, сжимая пальцы в кулак, произносил свои наставления вслух. Потом, услышав покашливания Каору, сникал и нервно улыбался.
Они ехали неспешно. Водитель думал о чём-то своём, даже не замечая атмосферу конфуза в салоне, и что бы вообще не отвлекаться на это, без просьб хозяев закрыл перегородку.
Каору, понимая, что для брата этот день действительно важен, во всех смыслах желал ему удачи, но всё равно его пугало странное чувство, которое он даже не мог понять. Он оглядывал нервничающего братишку и про себя над ним смеялся, но ещё глубже в душе с огорчением вздыхал.

Машина подъехала к школе. Хитачины не утруждали шофёра открывать им дверцы, а справились с этим сами. Синхронно подтянув галстук и поправив ворот пиджака, они направились к дверям школы. При входе к ним сразу же подошли девушки, которые, быстро выговаривая слова приветствия, расспрашивали о сновидениях, ужине и завтраке. В общем, все те мероприятия, которые Хитачины проводят вне их общества. Парни, мило улыбаясь, отвечали на все эти глупые расспросы, не подавая вида, как им всё это неприятно.
Только в зоне видимости близнецов появилась Харухи, они тут же оба поменялись в лице. Хикару слегка смутился и, улыбнувшись, помахал ей рукой, а Каору, глядя на брата, давился смехом, и его улыбка вышла значительно шире.
- Доброе утро, Харухи! – проговорил Каору, подойдя к однокласснице.
- Доброе! Вижу ты сегодня в очень хорошем настроении, Каору, - сказала Фудзиока, переведя взгляд на Хикару. Он был серьёзней, чем обычно, и это пугало, но милая улыбка делала его загадочным. – Доброе утро, Хикару!
- Доброе утро! Харухи, можно тебя на пару слов? – всё с тем же загадочным выражением лица и немного дрожащим голосом, хотя это было практически неуловимо, спросил парень.
- Да, конечно, - Харухи подошла к окну, и выглянула из него во двор, где, уже облепленный со всех сторон девушками, шёл Тамаки.
- Сегодня наше свидание и я бы хотел … - Хикару, наконец подошёл к девушке и стал быстро и тихо говорить, - я бы хотел … чтобы ты пришла на то место, что и вчера, в том платье, которое тебе подарил Каору, – закончил он, и посмотрел в глаза Харухи.
- Хорошо, - беззаботно проговорила она, и вновь уставилась в окно.
Ей казалось, что Суо каждой девушке обращался как к принцессе, и наверняка уже успел несколько раз кого-то из них поцеловать, и конечно это была совсем не рука, а быть может губы. Харухи сама не понимала, почему её это так беспокоит. Раньше наблюдая за его фривольным поведением, она лишь устало вздыхала и переводила взгляд на что-то более интересное. Но иногда, бывало, он становился пугающе серьёзным, и всеми силами привлекал к себе её внимание и не только, она даже была готова слушаться его.
Хикару не предал её обеспокоенному взгляду внимание – возможно, ей удавалось хорошо его скрыть, но Каору видел это отчётливо, поэтому тоже приблизился к окну и посмотрел на предмет её забот. Потом, отошёл и позвал одноклассников в класс.
«Надеюсь, ты справишься с этим отказом, хотя, он сделает тебя немного взрослее», - подумал Каору, заходя в класс первым.
На уроках Хикару отвечал на все вопросы быстрее, чем учитель успевал их спросить. С виду это напоминало телевизионное игру, но зачем всем этим богатеньким детишкам смотреть подобные шоу, ведь они могли нагнать на них депрессию, из-за того, что какие-то простолюдины знают больше, чем они.
Уроков в этот день было мало, и поэтому клуб свиданий открылся раньше, впрочем, как и в любую пятницу. Косплей имел средневековую тематику, и все участники клуба оделись соответствующе. Братская любовь в этот день пользовалась чуть меньшей популярностью, и девушки всё больше хотели остаться наедине с Хикару или Каору. Это разделение не понравилось последнему, но терять клиентов тоже было нельзя, о чём говорили строгие взгляды Кёи. Братьям пришлось разделиться.
После шести с позволения Кёи Харухи ушла на несколько минут раньше закрытия, а Тамаки ничего не оставалось, как успокоиться и согласиться с «мамочкой». Между Хикару и Каору произошёл короткий разговор, который чтобы не разразится в скандал (семейного порядка) был завершён компромиссом – они больше никогда не должны разделяться. Кёе пришлось согласиться с их мнением, и он лишь грустно вздохнул над калькулятором.
Разъехались братья на разных машинах в разные стороны. Хикару принарядился в чёрный смокинг и причесал волосы. В отражении зеркала заднего вида, он обнаружил, что эти изменение сделали его чуть старше, что не могло вызвать улыбку. Сердце Хитачина быстро билось, и волнение никак не могло оставить его. Ещё в клубе он ловил взгляды Харухи, а так же её мимолётные улыбки, которые в некоторой степени делали его счастливым.
Машина остановилась возле парка, он прошёл к тому самому полю. Встав в самом центре, он принялся ожидать появления девушки. Харухи опоздала лишь на пару минут. Парень оглянулся на шорох травы и улыбнулся, увидев Фудзиоку, в том самом голубом платье, которое предавало её хрупкому телу женственность.
- Ты вовремя! – проговорил он вместо приветствия и щёлкнул пальцами. Тут же загорелись лампочки гирлянды, осветившей эту полянку.
Харухи огляделась вокруг и расплылась в улыбке. Ей действительно было приятен этот маленький сюрприз. А потом скрипка заиграла красивую мелодию. Харухи ещё раз огляделась, пытаясь увидеть скрипача, но так и не смогла – гирлянды светили очень ярко, и поэтому всё остальное, что находилось за пределами освящения, было совсем невидимо.
- Вы танцуете? – спросил Хикару, подавая девушке свою руку. Харухи кивнула, и они закружились под музыку, улыбаясь друг другу. Их танец был нежным, плавным, хавораживающим. Сторонний наблюдатель наверняка бы восхитился зрелищем. Харухи смотрела в зелёные глаза своего партнёра и улыбалась. Её голову то и дело посещали мысли о том, как точно так же Тамаки кружит в танце посетительниц клуба, уделяя им большое внимание и заботу. Наивной девушке, не видящей за всем этим теплом хорошей актёрской игры, естественно придёт в голову, что она любит этого светловолосого красавца.
Спустя полчаса музыка стихла и Хикару, постелив свой пиджак на траву возле дерева, жестом предложил ей сесть. Когда они оба разместились на мягкой подкладке дорогого пиджака, огни гирлянды погасли, и небо озарили зелёные искры фейерверка.
- Сегодня фейерверк? – спросила Харухи, удивлённо уставившись на парня. Он знал, что она не простая девушка, но не думал, что специально им заказанный салют, будет для неё выглядеть как запланированное городское мероприятие.
- Это для тебя, - нежным голосом сказал Хикару, мягко улыбнувшись. Девушка удивлённо на него взглянула и с интересом перевела взгляд на небо.
Когда фейерверк закончился, они поднялись на ноги, и оказались в неловкой тишине.
- Мне всё очень понравилось! – сказала девушка, и Хикару понял, что она порывается уйти домой.
«Скажи, скажи, скажи ей!» - требовал внутренний голос парня, но он продолжал молчать.
Она повернулась к нему спиной и обхватила себя руками, немного поёрзав. Увидев это, он накинул на неё свой пиджак и крепко обнял. К такому Фудзиока не была готова, поэтому она широко раскрыла глаза и на несколько секунд задержала дыхание.
- Хикару?
- Ничего. Просто … позволь мне ещё немного побыть вот так, - прошептал он ей на ухо и закрыл глаза. Он боялся думать о чём-нибудь, что ещё не был готов понять, и сейчас, обнимая её, он не позволял мыслям атаковать его голову, а просто хотел запомнить все свои ощущения. Он чувствовал, как ему приятно ощущать её тепло, как сердце успокаивалось, переходя в нужный ритм.
Они простояли так примерно десять минут, хотя одному из них это казалось очень долгим, а другому слишком быстрым.
- Спасибо! – сказал Хикару, выпуская её из объятий. Он проводил Харухи до своего автомобиля и попросил шофёра отвезти её до дома, а потом вернуться за ним.

Фудзиока села в тёплый салон машины Хикару, думая о том, как прошёл этот день. Во время того объятия, она сначала была удивлена, потом, отойдя, смирилась, ну а последнюю минуту думала о том, что оно значит для Хикару. Она даже порывалась это спросить, но что-то подсказывало ей, что не стоит этого делать. Ей пришлось оставить этот вопрос при себе.

Оставшись в одиночестве, Хикару сел на мягкую траву и взглянул в ночное небо. Когда у них было первое свидание, так тщательно спланированное Каору, он вёл себя безрассудно. После того дня он стал задумываться о своих чувствах. Даже придя к логическому решению, Хикару не хотел его принимать. И сегодня, он хотел раскрыть свои чувства, но в последнюю минуту ему не хватило на это смелости. Он пришёл к единственному верному для себя решению, на данный момент времени. Ему не хотелось торопиться, и он решил продолжить быть дружелюбным одноклассником, который будет счастлив пойманному взгляду и мимолётной нежной улыбке.

0